weiss_edel: (edelweiss)
Продолжение. Начало см. http://mercibo.livejournal.com/95653.html

Сцена 2.
Гена уходит, Катя входит
Read more... )
Занавес

*) Цитата из стихотворения Саши Чёрного “Замираю у окна…”
weiss_edel: (edelweiss)
Лена - Лена,
Гена - Гена,
Официантка - Англоязычная официантка
Катя - Катя, русскоязычная официантка.


(фабула подсказана блогами http://miss-tramell.livejournal.com и http://vsegdaj.livejournal.com)


Сцена 1.
Лена и Гена Входят в ресторан и садятся за столик

Read more... )

Продолжение тут: http://mercibo.livejournal.com/95867.html
weiss_edel: (edelweiss)
Окончание.

Начало:
Третий этаж, часть I LJ, DW
Третий этаж, часть II LJ, DW
Третий этаж, часть III LJ, DW

18+ )
weiss_edel: (edelweiss)

Продолжение.
            На
чало: Третий этаж, часть I (http://mercibo.livejournal.com/83634.html)
                      Третий этаж, часть II (http://mercibo.livejournal.com/85235.html)

II этаж

Покрытая ковром лестница плавно закручивалась вправо, и так же начинала закручиваться бедная алёнина голова. Что вообще это значит? Это он так надо мной изощрённо издевается? Проверяет, насколько я готова перед ним прогнуться? Она сейчас просто развернётся и уйдёт.
18+ )
weiss_edel: (edelweiss)

Продолжение.
            На
чало: Третий этаж, часть I (http://mercibo.livejournal.com/83634.html)

I этаж

Утро было спелое и румяное. Оно котёнком скакнуло под бок, защекотало и погнало из постели, маня предвкушением кофе. Кофе пился долгими раздумчивыми глотками. В кофейных парах, приятно пошевеливаясь, выплывали из глубин мысли и желания.

18+ )

Продолжение: Третий этаж, часть III (http://mercibo.livejournal.com/85567.html)
weiss_edel: (edelweiss)
Предыстория


         Андрей был послан максимально жёстко. Отрезан и выбро шен из жизни навсегда.
      Бросая последние каменные слова, Алёна внутренне напряглась в ожидании встречного шторма эмоций.
Read more... )

Продолжение: Третий этаж, часть II (http://mercibo.livejournal.com/85235.html)
weiss_edel: (edelweiss)

Я учился на курсах вождения. К обычным заботам прибавилась ещё одна – выкраивать время для посещения занятий в стареньком потрёпанном здании бывшей школы ДОСААФ. Хотя вокруг уже давно бурлил капитализм, изнутри здание всё было в родимых пятнах советского строя – потускневших, когда-то бравых плакатах, переполненных стремительно забываемой символикой прошлых лет. Здание стояло, погруженное в неопрятный двор, весь уставленный медленно оседавшими сугробами. По мере оседания грязь, как пот, выступала на их поверхности. И всё больше выпирал из сугробов бестолковый городской мусор.

Приходилось регулярно отпрашиваться с работы, ломать какие-то планы, нестись непривычными маршрутами, постоянно опаздывая и кляня транспорт. Так что начало весны я как-то проморгал. Поэтому и оказался захвачен ею врасплох, однажды выйдя из сумрачного пропахшего табаком класса.

С ошеломляющей щедростью весна залила солнцем двор. На нём и следа не было от скоропостижно истаявших сугробов. Более того, чья-то заботливая рука старательно потрудилась во дворе. Весь мусор исчез, по газонам явно прошлись граблями, по тротуарам – метлой, а по бордюрам – кистью, обмокнутой в известь. Многострадальному двору, казалось, и самому не очень верилось в своё новое, чистое состояние, слишком оно было нереальным и мимолётным.

Со мной вместе вышел молодой парень, случайный попутчик по курсам. Лицо его успело примелькаться, и хотя, на самом деле, мы практически не были знакомы, уже привыкли относить друг друга к «своим».

И тут мы оба оказались обезоружены неожиданно обрушившимися на нас потоками света и тепла, растерянно сощурились и, переглянувшись, обменялись счастливой улыбкой, как бы поздравив друг друга с весной. От полноты чувств он достал пачку сигарет и с удовольствием закурил.

Потом, поскольку сигарета была последняя, поставил пустую пачку на свежепобеленый бордюр и весело зашагал прочь. Так обыденно и походя у меня на глазах двор сделал свой первый шаг к погружению в привычную грязь. Виновник этого, окрылённый весной, ни на малейшее мгновение не усомнился в правильности своего действия, привычного и естественного. А что тут такого? Я смотрел на одиноко стоящую пачку и вдруг подумал: «Вот прошёл человек, которого я никогда не пойму. Мы живём в одном городе, ходим по одним и тем же улицам, но навсегда останемся бесконечно чужими. Лучше нам никогда не встречаться и ни о чём не говорить, потому что, боюсь, у нас не найдётся схожего мнения ни по одному поводу. Он как бы из другого мира. Не из параллельного, как любят говорить фантасты, а, скорее, перпендикулярного.»


weiss_edel: (edelweiss)

Её босые ноги мягко шлёпали по тёплому асфальту. Ноги гудели и настойчиво просили дойти уже до машины, сесть и дать им покою. Но спешить не хотелось. Вечер только начал “становиться томным”. В это время в парке Хэйнс Пойнт было так безлюдно, так по-деревенски тихо, словно и нет неподалёку суетливого туристического города, замыленного глазами и защёлканного “мыльницами”. Предзакатная тишина отодвинула весь мир на задний план и оставила Лену со спутником наедине, как бы предлагая обсудить, наконец, что-то важное. За длинный день они, конечно, успели наговорить предостаточно, так что усталость чувствовалась даже в губах и в горле. Но это всё был лёгкий дребезг общения - словесный пинг-понг, скачущий по поверхности, не достигая глубин.

Read more... )
weiss_edel: (edelweiss)
письма ставят меня в неловкое положение! Чего Вы добиваетесь?
- Поставить Вас в ловкое положение.
weiss_edel: (edelweiss)
in Starbugs, beetle juice? I mean - Betelgeuse?
weiss_edel: (edelweiss)

А ишо такие бывают, которые царицами себя рекомендуют. Томления подпустят, глаза до серёдки прикроют, и давай о страстях сказки сказывать. Оне-де в страстях шибко сведущи, и для них же судьбой призначены, да только мужики-олухи понять того не горазды, и душевные полёты до тех верхов им заказаны. А сама, понятно, хороша несказано, оком чёрнобровым чуть поведёт - наповал разит. И вот она такая непонятая каблучками цокает промеж алчных личностей, а родственную душу никак в этой чуждой толпе не обретает. От того по ночам у ей печаль, и слёзы горошком. Но слёз своих она никому не кажет, потому - царица.

А я на это так думаю: страсти, они что ж? Услада души и телу польза. Когда бабонька из себя ладная и в утехах заводная, кто ж это не любит? Это дело статочное.

А царицы-то енти, оне страстями-то боле заманивают, а там, как мужичонка размякнет да уши полапушистее развесит, прыг ему на загривок, и давай понукать. Страстями ублажать ничуть не торопятся, мешкают. Всё словеса на словеса нижут. Да по-за словами-то что? Голо там братцы, истинно говорю. Не в смысле обнажения телес, а вот как в ларе бывает, когда всю муку выберут - паутина и мышьи катышки.

И вот уж она кофий с коньяком дует да папироски во всяко время тянет. От кофею у ей глазища вылуплены, в пальцах трясучка, от табаку рожа сера, зуб жёлт да дух кислый. Сама нечёсана-немазана, на весь свет зла. Коли у ей не истерика, так мигрень. И всё-то ей надо, и всего-то ей мало. То шубку, слышь-ка, норкову, то тухельки востроносеньки. Хозяйство хоть прахом иди, а на ейные капризы ссужай без задержки. Казну поиздержит, душу всю как есть вытреплет, а всё одно недовольна - не так стоишь, не усердно кланеисси. На судьбину свою жалится, и кругом у ей мужик виноват. Он-де, злодей, жисть ейную всю как есть поломал, души ея тончайшей да страданиев не понимат. А чуть о страстях заикнёсся, как зыркнет да как цыкнет, дескать, неча тебе, дубина ты стоеросовая, ручищи-то распускать. Мне, мол, только прынцы ровня, только с имя высокия чувства и огневы ласки позволительны, а за тебя, обалдуя, это я так, из однова милосердия вышла. Так что брысь в подклеть и не скули.

Не-е, царицы нам без надобности. От них только душе смута и казне разор. Царица, она вся как есть - вздор и анбиция. Её ж челядь лепит. Где подотрёт, где припудрит, там одёжу переменит, там тухли бархоткой шаркнет. А без нянек да мамок она ж о втором месяце запаршивет. Енто пущай в Заболотье мужики за себя цариц берут. Они всё одно пьюшшие да беспутные, шоумены одним словом. А у нас на хуторе цариц ентих сторонятся.


weiss_edel: (edelweiss)
Как перевести "Мистер Икс" на старорусский? Получается что-то вроде "Боярин Хер".
weiss_edel: (edelweiss)
... и продолжает бляеденеть.
weiss_edel: (edelweiss)

… Она откинулась на спинку стула и оказалась в широкой полосе щедрого солнечного света. От неожиданности зажмурилась, потом потянулась с таким невозмутимым блаженством, которое по-настоящему доступно только кошкам и, иногда, счастливым женщинам. Подняв лицо немного вверх и не открывая глаз, она позволила солнечным лучам свободно литься по щекам, стекая на шею и плечи.
            Едва касаясь чашки, он по капле пил кофе, с лёгким прищуром любуясь её лицом, слепленным из солнечног
о света. Через пару долгих мгновений она вернулась к реальности:

- Мне всё-таки пора.

Поставила на колени сумочку и вынула зеркальце. По лицу заскакали зайчики, но она лишь скользнула по зеркалу взглядом, и вот уже вместо зеркальца в руках появилась помада. Она открыла её и просительно-вопросительно взглянула на своего спутника. Он отставил кофе, взял помаду, помедлил, пристально вглядываясь в её лицо, потом аккуратно и уверенно подкрасил подставленные губы.

- Я сяду на вапоретто у Академии.

- Я провожу тебя.

Она встала и пошла, не оглядываясь. Он пошёл за ней, но не рядом, а метра на три сзади, любуясь её стройной фигуркой, уверенными шагами невесомых босоножек на тонких каблучках, крылатым разлётом волос...


weiss_edel: (edelweiss)
           Я учился на курсах вождения. К обычным заботам прибавилась ещё одна – выкраивать время для посещения занятий в стареньком потрёпанном здании бывшей школы ДОСААФ. Хотя вокруг уже давно бурлил капитализм, изнутри здание всё было в родимых пятнах советского строя – потускневших, когда-то бравых плакатах, переполненных стремительно забываемой символикой прошлых лет. Здание стояло, погружённое в неопрятный двор, весь уставленный медленно оседавшими и всё более чернеющими сугробами. По мере оседания грязь, как пот, выступала на их поверхности. И всё больше выпирал из сугробов бестолковый городской мусор.

Приходилось регулярно отпрашиваться с работы, ломать какие-то планы, нестись непривычными маршрутами, постоянно опаздывая и кляня транспорт. Так что начало весны я как-то проморгал. Поэтому и оказался захвачен ею врасплох, однажды выйдя из сумрачного пропахшего табаком класса.

С ошеломляющей щедростью весна залила солнцем двор. На нём и следа не было от скоропостижно истаявших сугробов. Более того, чья-то заботливая рука старательно потрудилась во дворе. Весь мусор исчез, по газонам явно прошлись граблями, по тротуарам – метлой, а по бордюрам – кистью, обмокнутой в известь. Многострадальному двору, казалось, и самому не очень верилось в своё новое, чистое состояние, слишком оно было нереальным и мимолётным.

Со мной вместе вышел молодой парень, случайный попутчик по курсам. Лицо его успело примелькаться, и хотя, на самом деле, мы практически не были знакомы, уже привыкли относить друг друга к «своим».

И тут мы оба оказались обезоружены неожиданно обрушившимися на нас потоками света и тепла, растерянно сощурились и, переглянувшись, обменялись счастливой улыбкой, как бы поздравив друг друга с весной. От полноты чувств он достал пачку сигарет и с удовольствием закурил.

Потом, поскольку сигарета была последняя, поставил пустую пачку на свежепобеленый бордюр и весело зашагал прочь. Так обыденно и походя у меня на глазах двор сделал свой первый шаг к погружению в привычную грязь. Виновник этого ни на малейшее мгновение не усомнился в правильности своего действия. Он даже вообще ничего не заметил. Я смотрел на одиноко стоящую пачку и вдруг подумал: «Вот прошёл человек, которого я никогда не пойму. Мы живём в одном городе, ходим по одним и тем же улицам, но навсегда останемся бесконечно чужими. Лучше нам никогда не встречаться и ни о чём не говорить, потому что, боюсь, у нас не найдётся схожего мнения ни по одному поводу. Он как бы из другого мира. Не из параллельного, столь любимого фантастами, а, скорее, перпендикулярного.»

Page generated Jul. 24th, 2017 08:29 am
Powered by Dreamwidth Studios